вернуться на главную страницу сайта

 

 

 
новости
обо мне
друзья
интернет
корпоративное
мой папа-художник!
интеллектуальная копилка
сохрани свое здоровье
форум
гостевая книга

Михаил Веллер. Карьера в никуда

Эта вековой дали затерянная история была рассказана мне двадцать лет назад покойным профессором истории Ленинградского университета Сигизмундом Валком. Профессор собирался пообедать в столовой-автомате на углу Невского и Рубинштейна. Он пробирался к столику, держа в одной руке тарелку с сардельками, а в другой ветхий ученический портфельчик, и сквозь скрепленные проволочкой очки подслеповато высматривал свободное место. Под его ногой взмявкнула кошка, сардельки полетели в одну сторону, портфель в другую, очки в третью, сам же профессор - в четвертую, где и был подхвачен оказавшимся мною (что не было подвигом силы: вес профессора был соизмерим с весом толкнувшей его кошки, на чей хвост он наступил столь неосмотрительно). Я собрал воедино три дотоле совместные части, выловив очки пальцем из чьей-то солянки, к негодованию едока, сардельки же бойко выбил без очереди взамен растоптанных. Ободрившийся старичок в брезентовом дождевике вступил в благодарственную беседу - и я был поражен знакомством: профессор с мировым именем. Кажется, своеобразно польстило и ему - то обстоятельство, что воспитанные манеры принадлежали именно студенту родного университета. Апрельское солнце клонилось, Мойка несла бурный мусор, Летний сад закрылся на просушку: я провожал профессора до Библиотеки Академии наук. Он поглядывал хитро и добро, покачивал сигареткой в коричневой лапке, шаркал ботиночками по гранитам набережных и рассуждал... Был вздох о счастье юности, вздох о мирской тщете, вздох о всесилии времени; легкой чередой вздохи промыли русло мысли, слились в сюжет - характер, судьба, история. Он касался рукой имен, дат, названий - просто, как домашних вещей: история казалась его домом, из которого он вышел ненадолго, лукавый всеведущий гном, на весеннюю прогулку. Записки мои потерялись в переездах. Я пытался восстановить обломки фактов расспросами знакомых историков - безуспешно; эрудиция и память Валка были феноменальны. Сохранилось: происходило все во второй половине прошлого века в Петербурге и двух губернских городах, герой воевал в русско-турецкую войну 1877 года, по молодости примыкал к народникам, знался с народовольцами, достиг поста не то губернатора, не то чего-то в таком роде, - уж не вспомнить, да и не имеет это, наверно, принципиального значения. Кончил же он в доме для умалишенных, до водворения туда исчез надолго так, что еле нашли: слухи о загадочном исчезновении поползли средь людей, не обошлось, разумеется, без суеверия и выдумок глупейших, хотя и небезынтересных самих по себе: некий сочинитель даже повестушку про то намарал, - забыл названного Валком автора, забыл название, издательство, - где искать концы, как? Да и стоит ли... Ах, сторицей, сторицей расплатился со мной старенький профессор за порцию сарделек и выуженные из супа очки, если двадцать лет прозревают во мне произнесенные им слова. Возможно, память что-то исказила, но главное-то я помню, держу, не раз ворошил, прикидывал слышанное в тот теплый апрельский вечер шестьдесят седьмого года: сияла в закате Петроградская сторона, кружились в Неве льдинки, звенел трамвай на Тучковом мосту, щурился и смеялся своему рассказу профессор, объяснял без назидания, учил не поучая - делился со мной, девятнадцатилетним. И жаль дать пропасть словам его в забвении, жаль! Не читать мне лекций по истории, не быть профессором, не обедать сардельками в той забегаловке - нет ее больше; попытаться могу лишь передать, оставить поведанное им; а то время идет - и проходит.

 

* 1. МАЯТНИК ДУШИ *

 

19 лет. Простые ценности

"186... г. Санкт-Петербург. ...я не хочу карьеры. Почтенный папенька, простите... Вы сами воспитывали меня в духе уважения к людям, сострадания к сирым и обиженным. Учили жить по совести, и быть, главное, хорошим человеком. Карьерист же, как я представляю, означает человек, болеющий не о пользе дела, но о деле ради своей пользы и выгоды. Неуважение и презрение ему отплатой, зависть и ненависть. Им льстят - но клевещут, порядочные люди должны отвертываться от них, не подавать руки; они низки и эгоистичны. Все в этом враждебно мне. Гнаться за успехом? Класть на это жизнь? Зачем?.. Какой смысл? В богатстве и власти? - мне это не нужно. Разве в этом предназначение человека?.. Разве это приносит счастье? Я поступил на курс университета, чтобы изучать право, чтобы помогать людям и улучшать действительность. И хочу единственно вещей простых и никому не заказанных: счастья, любви ближних, доброго мнения людей и настоящего дела, честным исполнением которого смогу гордиться. Хочу быть полезен, нужен людям и обществу. Мне все пути открыты, пишете Вы: мол, и внешность, и ум, и трудолюбие, и умение влиять на людей, и деньги (я краснел)... И растратить это на суету, достижение внешних отличий? Трястись и волноваться - вдруг пост достанется не мне? Я избрал иной путь. По окончании курса я хотел бы уехать куда подалее, где цивилизация еще не наложила свое губительное клеймо продажности и разврата, где люди не соревнуются в излишествах и пороках, где чисто сердце и крепок дух. Я хочу найти свою судьбу среди людей, работающих честно и тяжело, преодолевая истинные трудности и борясь с суровой природой. Насаждать закон и справедливость, пресекать зло и утверждать добро, - вот профессия правоведа. И если я таков, как Вы считаете, то сумею сделать многое - и, следовательно, мои способности и возможности будут замечены, поприще мое будет расти, выситься, - ибо везде нужны хорошие работники: будет по заслугам и честь. Старайся исполнять свое дело наилучшим образом и не думай о награде - она придет сама. Только такой род карьеры мог бы меня прельстить. Я знаю, это нелегкий путь. Но я готов к трудностям и не боюсь их. Вы правы: жизнь отнюдь не гладка, есть и несправедливость, и пороки, и недостатки; но разве борьба с ними - не достойны, не высший удел? Денег мне, спасибо, вполне хватает. Но Вы напрасно опасаетесь, что меня завлекают кутежи, франтовство, "доступные женщины" и "студенческие шалости". Друзья мои - чудесные и достойные люди, и если нам весело - на то и молодость. А дурное влияние Дмитревского Вы подозреваете безосновательно, - напротив: он человек в высшей степени рассудительный, умный, образованный, душой чист и благороден; ему я многим обязан, в том числе и воздержанию от скверных наклонностей. Он как раз серьезен, положителен, - Вам бы понравился непременно..."

 

21 год. Мы переделаем мир

Нытики, пессимисты, тоскующие, - презираю вас. Кто хочет делать - находит возможности, кто не хочет делать - изыскивает причины. Еще ничего в жизни не сделали - уже стонут, уже всем недовольны! Все критикуют - никто ничего делать не хочет. Все видят недостатки - никто не хочет действовать за их устранение. А вы хотите, чтобы недостатки сами исчезли - так ведь и тогда будут брюзжать, найдут повод, брюзги несчастные! Как не поймут: жизнь будет такой - и только такой! - какой мы ее сами сделаем. Никто за нас не сделает, не поднесет готовое. И вот когда вы слезете со своего дивана, и подотрете свои сопли, и засучите рукавчики на чистеньких бездельных ручках - только тогда что-то может измениться. Все сделать можно, все в наших руках. И не надо ждать, что все сразу как по маслу пойдет - так не бывает. И трудности будут, и поражения, и несправедливости, и боль, - но будет делаться дело, будет улучшаться жизнь, становиться счастливее люди - и вы сами в первую очередь. "Коррупция кругом", "продажность заела"... А ты сам с этой коррупцией уже сталкивался? С этой продажностью хоть раз боролся? Ты же сам ее первый соучастник - если видишь - и миришься! Еще смеют говорить - жизнь, мол, такова! Жизни-то не знают - уже уверены, что она дурна. Бороться не пробовали - уже смирились. Чем же дурна? Что рабства больше нет? Что всяк волен грамотен стать, образование получить? Что стезя каждому открыта? Что журналы выходят? Что железная дорога грузы перевозит, со смертельными болезнями бороться научились, что гласность во всем, каждый может свое мнение вслух публично высказать? Нет, не высказывают: друг другу жалуются, а вслух - нет: даже этого не сделают, улитки унылые, лежачие камни. Некогда за веру ссылали, сжигали, продавали, как скотов, чума страны косила, в нищете и невежестве в тридцать лет умирали - и после этого говорить, что прогресса нет? Что жизнь не улучшилась?! Да оглянитесь кругом - у вас глаза-то есть? Согласен: есть еще и неравенство, и подлость, и мздоимство, - а вы хотите, чтоб вам рай был готов? Гарибальди Италию освобождает, в американских штатах белые воюют с белыми же рабовладельцами, негров от гнета избавляя, - так действуют настоящие люди, желающие лучшей и справедливой жизни! Вспомните пятерых повешенных на Сенатской: не прошло даром их дело, обязаны мы им! (Один подлец, отказавшийся подписать петицию, чтоб Дмитревского оставили в университете, заявил, что причина моих взглядов - богатство, происхождение и пр. Мол, достоинство тебе по карману, совесть мучит потому, что не мучит желудок. Думаешь об общем благе, ибо нет нужды заботиться о благе личном. А бедняк спор выгоды с совестью решает в польщу жизни своей семьи. Благородство возвышает богача среди себе подобных, ему достигать нечего, он наверху; а бедняку выбиться в люди, занять место по способностям, не хуже других, можно лишь ничем не брезгуя...) Если б каждый вместо нытья сказал всю правду вслух, сделал бы все, что мог, - уж рай настал бы! Ведь мерзость-то вся - она же только нашим молчанием, нашим смирением сильна; мы б ее давно смелИ. И должны смести. И сметем! А будет сопротивляться сильно - прав Дмитревский, любыми средствами надо бороться за правду и справедливость. Надо - так и огнем и мечом, не боясь жестокостей французской революции...

 

23 года. Наказание добродетели

А как-то все-таки странно: лучшие места получили совсем не самые способные и заметные из нас. Сколько обещающих юношей, блестящих умов, бьющих через край энергий - где ж они? Влачат самые рядовые обязанности. А места, свидетельствующие о признании, раскрывающие перспективы, требующие, казалось, наибольших качеств, заняты сравнительно незаметными и заурядными... Ну - связи, деньги, продажность; но когда и этого нету - все равно: неясным образом сравнительные серости преуспели больше звезд. Вспоминаю наших профессоров... многие студенты к концу курса были и умнее большинства их, и образованнее, и куда лучше говорили. Как вышло, что именно они в чинах и званиях? Ведь и на их курсах учились промеж ними более достойные - где они, как? Во мне не говорит обида, я лично ничем не задет, никому не завидую, роз под ноги и не ждал; я просто понять хочу. Конечно: блестящий ум часто сочетался с самолюбивым и несдержанным характером - это мешает, таких людей стараются избегать, отодвигать, они наживают влиятельных врагов. Но даже если они скромны, вежливы - все равно! Тем легче теряются... Мое место незначительно, обязанности несложны, я делаю больше положенного не из корысти - а просто могу много больше, да и работать плохо неинтересно. Кругом же валандаются спустя рукава, поплевывают - и припевают. А мне чуть что - выговаривают... Ладно, обошли повышением, не нужны мне эти копейки и фанаберия, - несправедливость обидна. Даже не она: дико, вредно для дела, н_е_п_р_а_в_и_л_ь_н_о_! - ты хочешь работать хорошо, а тебя не дают. Кому плохо, если я буду работать в полную силу? Да за то же самое жалованье? Если я могу делать больше, лучше, разумнее - так повысьте меня, дайте возможность использовать все силы - вам же во благо, - людям, обществу, делу, начальству тому же, ведь работа подчиненных им же в заслугу идет! Не повышаете - так хоть на моем месте дайте мне работать, пойдите навстречу - если вам это нетрудно, ничего не стоит, а польза дела очевидна! Ладно, не помогайте, - так хоть не мешайте, не суйте палки в колеса, не бейте за то, что работаю лучше других! Бред: я стараюсь работать хорошо во благо, скажем так условно, своему учреждению и начальству. А учреждение и начальство наказывают меня, требуя, чтобы я работал плохо - как большинство. Кто работает "как все" (плохо!!) - ими довольны и повышают в должностях. А кто хорошо - бедствует. Честно борешься с недостатками - ты же и виноват. А кто недостатки эти умножает - оказывается прав. Хотя сам на эти недостатки жалуется. Хотя ему самому эти недостатки мешают! не понимаю... Какова же эта поразительная антилогика, что наверх идут заурядности? Кому это выгодно, зачем, почему?.. Известно: новое, лучшее - утверждает себя в борьбе с отжившим, и вообще - чем больше хочешь совершить, тем больше трудностей надо преодолеть; так. Но - кто тут друзья, кто враги, каковы их мотивы?.. Ясно бы враждебный департамент, противная точка зрения, претендент на место; но откуда упорное неприятие, неприязнь коллег и начальства, когда я хочу что-то делать лучше, по-новому, больше - для нашего общего дела? ...Да, брат: одно дело знать, что путь добродетели усыпан не розами, а терниями, а совсем другое - по ним идти. Что ж - кто ж из известных людей жил и пробивался без трудностей? Вид пропасти должен рождать мысль не о бездне, а мосте. Одно мучительно: на словах-то все тебе союзники, а вот на деле... Ну, Дмитревскому еще куда труднее, чем мне. Как прозябает, бедный, светило наше...

 

25 лет. Жизнь несправедлива

Меня не то гнетет, что в жизни много трудного и несправедливого. Не то, что хорошие и добрые люди часто незаслуженно страдают. Не то, что зло подминает добро. Это бы все ерунда... сожмем зубы в борьбе и победим! Я молод, здоров, я не знаю, куда приложить бьющую энергию, я чувствую в себе силы совершить что угодно, добиться всего, одолеть все; клянусь - я могу!.. Другое меня гложет, гложет непрестанно, иссасывает душу, подтачивает веру. Если несправедливость царит в отдельном случае, меж отдельными людьми, в отдельном месте, в отдельную эпоху, наконец, - с ней можно и должно бороться. Будь настоящим бойцом, сильным, умелым, упрямым - и ты победишь: победит правда и добро. Но так ли, так ли устроен мир, чтоб они побеждали? Я чувствую себя по возможностям Наполеоном - но что, что мне делать, скажите! Я не знаю! В чем смысл всего? Как добиться торжества истины? Возможно ли оно вообще? И что есть истина? Я смотрю вокруг - это бы ладно, но я смотрю в историю - и безнадежность охватывает: Древние греки, гармоничные эллины - приговорили к смерти Сократа! Не успел умереть Перикл, покровительствующий Фидию, - и Фидий гибнет в темнице! Да что Фидий - царь Соломон, мудрейший Соломон - первое, что сделал, придя к власти, - приказал убить родного брата, чтоб устранить возможного конкурента! Англия, твердят, демократические традиции, - а не Англия уволила с флота славного Нельсона, и за что? Пытался мешать ворам растаскивать казну империи! Битвы выигрывал он - а главные награды получали другие. Не Англия ли казнила свою славу - Томаса Мора, светлейшего из людей? Колыбель свободы, Франция? Что ж ничтожный король и французы оставили на сожжение Жанну д'Арк, свою гордость, освободительницу, святую? А поздней? Дантон, Марат, Робеспьер, Демулен - все лучшие срублены! Наполеон - умер в ссылке. Цезарь - убит своими. Данте - умер в изгнании. Пушкин - убит на дуэли. И несть конца, несть конца! Вот убит ничтожеством Линкольн! Вот что изводит душу!.. Неужели извечны горе и гибель лучших людей? Торжество зла? И если хочешь нести свет и добро - будь готов к цене костра, меча, креста? И это бы меня не испугало, не остановило, - знать бы, что после смерти истина моя восторжествует. Но ведь те же самые, благонамеренные и послушные, которые лучших людей изгоняли и убивали, - после возводили их в святые, и продолжали уничтожать еще живых. Разврат и продажность Ватикана - это что, торжество дела первомучеников? Сожжение еретиков, которые ту же Библию на родном языке читали - это милосердие христианства? И после этого вы мне предлагаете верить в бога? Не могу я в него верить. ...Либо мир устроен неправильно, либо мои представления о нем неправильны. Но ведь за торжество и победу этих представлений лучшие из лучших жизнью жертвовали! Вера в добро вечно живет! Две истины есть в мире: истина духа - и истина факта. Истина того, у кого в руке в нужный момент оказался меч, - и истина того, кто не дрогнув встречает этот меч с поднятой головой. Один побеждает - второй непобедим. И две эти истины, каждая права и неколебима по-своему, никогда не сойдутся... Это как клещи, две неохватные плоскости - небо и земля, твердые, бесконечные, плоские: сошлись вместе, давят меня, плющат, темнеет в глазах, не вздохнуть, тяжко мне, темно, безысходно... А Дмитревский в ссылке. За то, что добра хотел сильней, чем мы все! "Противозаконно"... ведь цели его и Закона одни: счастье, справедливость... Безнадежно: везде филеры, сыск, тайный надзор...

 

27 лет. Так создан мир

Представим: Пустырь. На одном его краю - карета. На другом - десять человек. Сигнал! - они бегут к карете. Кто же поедет в ней? - тот, кто лучше правит? Нет - тот, кто быстрее бегает. Кто сумел обогнать, растолкать всех; а ездить он может весьма плохо. Так во всем. Любая вещь принадлежит не тому, кто наиболее способен ею распорядиться, а тому, кто наиболее способен ею завладеть и удерживать. Поэтому "высокий чин" сплошь и рядом - посредственность и заурядность во всем, кроме одного - он гений захвата и удержания своего поста. Все его помыслы направлены именно на это, а не на свершение дел. И, естественно, он достигнет и сохранит пост гораздо более вероятно, чем тот, кто, будучи даже более умен - и несравненно более способен распорядиться постом, - энергию направит на свершение дел, а не сосредоточит единственно на удержании поста. Преимущества карьериста очевидны: каждый его шаг подчинен захвату цели. Любое действие он рассматривает только под этим углом целесообразности. Все, что способствует захвату цели, - хорошо, что не способствует - не нужно, что мешает - плохо. И будет всем доказывать, что именно он достоин владеть, все силы направит на пресекание чужих домогательств, на создание мнения, видимости, положения - таких, что его не сковырнешь. А дело он делает лишь так и лишь настолько, как полезнее для удержания поста, а не для самого дела. Это первое. А второе: Два человека, равно умных и энергичных. Разница: первый порядочен и добр, а второй способен на любой, самый злой поступок. Кто вернее достигнет трудной цели? Второй. Почему? - Потому что он в два раза более вооруженнее, сильнее: он способен и на добрые средства, и на злые, а первый - только на добрые. Из всех возможных поступков для первого возможна только одна половина сферы, а для второго - вся сфера, весь арсенал. Могут сказать, что это дурно. Но разве я и сам так не считаю?.. Могут сказать, что этого не должно быть. Но разве я виноват, что так есть? Могут сказать, что это несправедливо. Это так же несправедливо, как землетрясение: худо, а не отменишь, негодовать бессмысленно, а замалчивать вредно - надо знать о нем больше, чтоб как-то существовать, приспосабливаться, спасаться. Вот поэтому добродетель всегда будет в рабстве у порока, благородство - у низости, ум - у серости, талант - у бездарности, ибо слабость всегда будет подчиняться силе. А победитель всегда прав. Ибо через его действия и происходят объективные законы жизни, природы. А жизнь, природа - всегда права. Жизнь - она и есть истина: она - данность, кроме нее ничего нет. Ошибаться могут лишь наши представления о ней. Возразят: пошлость мысли... Спросят: а как же мораль и бог? Но в бога я не верую, а мораль понял... (Отчего, говорите, мораль и совесть противоречат личной выгоде? Ответ первый: чтоб люди вовсе не пожрали друг друга; в обществе необходим порядок, правила нравственности и поведения. Ответ второй: мораль нужна сильному, попирающему ее - чтоб подчинять себе слабого, верящего в нее и следующего ей. Это - пошло, общеизвестно, зло. Но вот третье: Диалектика мудрого Гегеля: единство и борьба противоположностей. Жизнь и смерть, добро и зло, верх и низ, красота и уродство - одно без другого не существует, как две стороны медали: одно тем и определяется, что противоречит другому. Где есть реальность - там есть и идеал. Это единство противоположностей. Мораль - это идеал реальности. Она вечна, как вечна реальность, и недостижима реально - ибо есть противоположность реальности. И четвертое: Опять Гегель: любая вещь едина в противоречии двух своих сторон, противоречие вещи самой себе - свойство самого ее существования, закон жизни. В организме процессы, необходимые для жизни, одновременно тем самым приближают организм к смерти. Ходьба затруднена силой тяжести, вызывающей усталость, - но ею же делается вообще возможной, давая сцепление с землей. Жить - значит чувствовать. Чувство - это противоречие (обычно неосознанное) между двумя полюсами: имеемое и желаемое, хотение и долг, владение и страх потерять, лень и нужда, добро и зло, голый прагматизм и запрет "скверных" средств, пусть и вернейших для достижения цели. Совесть и выгода - это единство противоречия. Это две мачты, растягивающие парус - чувство; доколе он несет - это и есть жизнь. А инстинкт диктует жить, т.е. чувствовать, т.е. иметь это противоречие. Это противоречие в душе человеческой постоянно. И чем сильнее, живее душа - тем сильней оно! (Недаром великие грешники становились великими праведниками.) Каждый не прочь и блага все иметь - и по совести поступать. Выгоде уступишь - мораль скребет, морали последуешь - выгода искушает. Отказ от выгоды - сильное чувство, преступить мораль - еще более сильное. В чувствах и жизнь. Люди - разные: один уклонится в выгоду, мораль вовсе отринув, другой - в праведность, выгоду вовсе презрев; но это крайности, а жизнь вся - между ними... А насколько следовать морали - натура и обстоятельства сами диктуют. Конечно, мои рассуждения философски наивны, но каждый ведь для себя эти вопросы решает.) Везде в жизни действует закон инерции - стремление сохранить существующее положение. Это не плохо: во-первых, это так, потому что мир так устроен, во-вторых - это инстинкт самосохранения. Общество, скажем, инстинктивно, по объективному закону, не зависящему от воли и сознания отдельных людей, - стремится сохранить все то в себе, с чем смогло выжить, развиться, подняться до настоящего уровня цивилизации и на нем существовать. Время произвело беспощадный отбор, и выжило то, что оказалось наиболее жизнеспособно, т.е. верно для жизни и развития людей в обществе. А сколько в веках прожектеров, авантюристов, ниспровергателей! Послушать их, последовать всем их заманчивым проектам - человечество не могло бы существовать: они противоречат друг другу, придумывают немыслимое, выдают желаемое за действительное, обещая быстро и легко переделать мир. Что будет, если человечество будет следовать за ними всеми? - анархия, развал всего, что с таким трудом достигнуто за века и тысячелетия, упадок, гибель. Сама жизнь отбирает из их прожектов реальные. Поэтому первая и естественная реакция общества на такого гения - обострение инстинкта самосохранения: придавить его, чтоб не разрушал. Каждый, кто высовывается над толпой, - потенциальный враг общества, угрожающий его благоденствию. Любая система стремится к стабильности, а гений - это дестабилизатор, он стремится изменить, и система защищается - как в естественных науках. Он говорит, что для вашего же блага? Все так говорят! Дави их всех, а жизнь после разберется, кто прав. Что ж - после некоторым ставят памятники... Каждый, кто хочет блага обществу, - должен быть готов пожертвовать собой во имя лучшего будущего общества, будущего блага... Но и в будущем точно так же подобных ему благородных самосожженцев будут давить и уничтожать - вот в чем трагедия! Ибо развитие непрерывно, бесконечно, доколе жизнь существует. Ничто в принципе не меняется... Значит, ждать награды за добро нечего. Хула и травля наградой благородным и мятущимся умам. Да посмертная слава. Да улучшение жизни после их смерти - если они окажутся правы. Но какое улучшение? - такое, в каком среднему человеку, стаду, будет сытнее и привольнее, - а страсти-то останутся те же, несправедливости те же, лучших, избранных - травить будут так же. Стоит ли, понимая все это, жертвовать собою ради такого положения вещей? Каждый решает это для себя сам... Но я - Я - не чувствую в себе сил, веры, самоотверженности класть свою жизнь на алтарь служения человечеству, - ибо не алтарь никакой, а камень дорожный под колесом истории. Человечество катит в колеснице, а лучшие из лучших мостят дорогу под колеса своими костями. Им поют славу и сошвыривают под колеса новых народившихся лучших людей, чтоб ехать и петь дальше: ровней дорога, больше еды, теплей солнце, а суть-то все та же самая... Вот как все это устроено... Я обыкновенный человек, и хочу всего обыкновенного: и достатка, и всех благ людских, и всех мирских радостей... нет во мне фанатизма жертвовать собой. А не жертвовать - значит отказаться от лучшего, что есть в твоей душе. От самого высокого и достойного. Измельчиться. Жить ничтожнее, нежели ты способен...

 

30 лет. Здесь мое место

Как же я дошел до жизни такой? Да, я мечтал об истине, имел идеалы, хотел жить по совести, - но, в общем, никогда сознательно не избирал мученичество. Как путь мой завел меня к нему?.. Я ведь такого не хотел... Духу столько не было, чтоб решиться, выбор сделать, сознательно пойти, - а вот... Да разве десять лет назад поверил ли я бы, решился ли бы - если б от меня потребовалось стать нищим, состарившимся, одиноким, изгнанным, только что подаяния не прошу - и то! И то даст порой кто, на нищее платье мое глядя, крендель или гривенник - и беру! И стыд-то перестал испытывать! Да ведь я по миру пошел, Христа ради пошел, куда ж ниже! Как же вышло, что благородные побуждения юноши завели меня на рубеж, дальше которого уже и нет ничего?! Ведь действительно получилось, что я своим убеждениям всем, всем пожертвовал - ничего в жизни не имею, гол, как праведник! Сам-то я знаю, и клянусь, что не настолько же я был подвержен поиску истины, служению справедливости, чтоб за них умереть в цвете лет нищим под забором! - а вот умираю нищим под забором. А самое парадоксальное - за что? Ведь я совсем не тот, что был в двадцать лет, и нет у меня уже тех святых и наивных убеждений, что тогда были! Нету! Жизнь их вытоптала, выбила, развеяла. За что же я страдаю и гибну? Я нищ - а нищету ненавижу! Праведен - а праведность презираю! Не хочу я ее, само собой это получилось. Не делаю ничего - а бездельников не переношу, хочу дела, мне не хватает его, мне деятельность требуется. А какая? Ради куска хлеба? - мало, скучно, труда не стоит. Ради мелкого достатка? Нет; меня лишь большое удовлетворит. Значит - добиваться, рвать, идти вперед, вверх... ...Так зачем же человек вступает на путь карьеры - если заранее предвидит все издержки и горести? А ведь вступает... Человек большой карьеры счастлив - на самый поверхностный взгляд. На взгляд более углубленный - доля его тяжка. Семья ему не отрада. Женится обычно по расчету. Дети растут чужими. У него нет настоящего домашнего очага - блеск особняков в беде не согреет, выгодная жена в горе не утешит. Вот его любовь. Любовница? Красива и молода - из денег и выгод. Бросит его первая чуть что, продаст, сменит на лучшего при удобном случае. Деньги? Куда они ему - и имеющихся-то не потратить. А вот и старость - здоровье ни к черту, ходит с трудом, ест по диете, хмур и мрачен, - что радости-то в миллионах? Слава? В глаза-то льстят, за спиной плюются. Помрет - и слезы не проронят: собаке собачья смерть. Презрение и ненависть. Дела его? Нет никаких дел, одна суета и видимость. Положение? Жри все время других и бойся, что они сожрут тебя. Отдых, безделье? Тоже нет. Ведь заняты все время, что-то делают, устраивают, договариваются, ни часа свободного, устают смертельно, здоровье гробят, в могилу сходят раньше времени. И хоть бы радость, счастье в этом имели - так ведь тоже нет! Озабочены, насторожены, вечно козни подозревают, угрозы своему положению; тяжело им, хлопотно, невесело. Делают что хотят? - и вовсе нет! Рабы они своего места, делают только то, что выгодно месту - удержать, чтоб начальство не осердилось, подчиненный не подсидел. За рамки эти жестокие - не вышагнуть! Почему же не выйти в отставку, не отдохнуть на покое, наслаждаясь плодами долгого труда и праздностью? Во-первых - не очень-то и дадут. За долгую карьеру врагов много себе нажил, и как власти лишится - за все ему отомстить могут, в клочья разорвать, лишить последнего, в гроб загнать, а семью пустить по миру. Уйти с поста - самому себя зубов лишить, которые нужны нажитое охранять и врагов сдерживать. Затянуло колесо, горят глазами волки, назад хода уже нет. Во-вторых, нелегко на старости лет резко снижаться в глазах людей, в весе, в образе жизни. Был почет - а тут могут и руки не подать, не узнать бывшие подхалимы. То семье твоей кланялись все - а тут она обделенной себя чувствует, обедневшей, чуть не нищей, униженной. В-третьих - а ведь никакой другой радости-то в жизни, кроме службы на посту высоком, и не осталось уже! Ведь всю жизнь самого себя к одному-единственному приспосабливал - карьеру делать; этому всем жертвовал, все подчинял, - куда ж теперь деться? Семья чужая, здоровья нет, желания все угасли, повыветрились, - вся-то жизнь в одном-единственном осталась, сосредоточилась: лишняя награда, благодарность начальства, хвала подчиненных, уверяющих тебя в мудрости и величии твоем. Этого последнего лишиться - что ж тогда вообще в жизни останется?.. А самое главное - человек должен стараться делать самое большое, на что он в жизни способен. Это закон жизни. Трудно, как трудно дойти до высот в карьере, еще труднее бывает там удержаться. Все силы, все помыслы на это, всей жизнью своей на это себя натаскивал; это - смысл жизни карьериста. И это главное, что закон жизни побуждает меня пойти по стезе карьеры. Я себе иллюзий не строю: я в тридцать лет эгоист и нигилист законченный. Ни во что не верю и, кроме собственного блага и удовольствия, ничего не желаю. Куда ж мне податься, кроме служебной карьеры? Никаких особенных талантов у меня нет, искусства и науки того не дадут, что служба; не торговлей же деньги сколачивать: почет не тот, престиж не тот; да и я много умней, образованней торгашей - чего ж способностям моим зря пропадать? А настоящая карьера - всех сил, всех способностей требует. И актерских, и памяти, и работоспособности, и внешних данных, и характера, - здесь я всего себя приложить смогу. Зачем? - А зачем все?.. Тогда все бессмысленно. Нищий гений писал картины - а ими услаждаются тупые богачи; где смысл? А в том, что я сказал: максимально прикладывать в жизни все свои силы. Зачем? Затем, что прозябать в нищете и унижении я далее не могу. Я не имею средств содержать семью, у меня нет приличного платья, я питаюсь тем, от чего отставной инвалид отвернется. Друзья мои вышли наверх и меня не узнают, молодость пропадает впустую, люди, несравненно ниже меня по уму, образованию, душе, - спесиво унижают меня на каждом шагу; я не могу так больше!! Я страдаю от моего положения, страдание это доставляет постоянную и мучительную боль, боль вызывает злобу на всех: кто выше, потому что я по качествам личности своей лучше их; кто рядом - потому что я не ровня этим мелким сошкам, тупым обывателям; кто ниже - свиньям и рабским созданиям, грубым, пьяным, не желающим ничего, кроме сытого пьянства в своем хлеву. О, рядом с ними люди карьеры - это герои, сверхчеловеки! Они могущественны, умны, энергичны и приятны в общении! У них довольно ума, чтобы понять лживость и фарисейство морали, смеяться над этими бреднями для бедных дураков. У них довольно силы и энергии работать непрестанно, довольно мужества, чтобы прокладывать себе путь там, где никто никому пощады не дает. У них достаточно бодрости и веселья, чтобы никогда не унывать, не жаловаться, подниматься из падения с улыбкой и снова шагать наверх. Жизнь - борьба: вот они борются и побеждают. Где бедняк плачет - человек карьеры стискивает зубы. Где бедняк проклинает - человек карьеры смеется. Где бедняк обвиняет весь мир в своих беда - человек карьеры холодно делает себе урок из своей ошибки. Он знает, что все люди - враги и во всем можно обвинять только себя самого: плохо рассчитал, слабо добивался. Рядом с бедняком и я сам чувствую, что становлюсь смиреннее, слабее, мельче; рядом с человеком карьеры я словно подзаряжаюсь его энергией, оптимизмом, жестокостью, сознанием достижимости любой цели. Кто же достойнее: кто видит жизнь в истинном свете и живет по ее законам - или тот, кто не желает снять розовые очки и отягощает всех своими сетованиями? Тот, кто имеет силы повелевать, - или тот, кто в слабости подчиняется? Тот, кто может что угодно сделать, - или тот, кто не может сделать даже собственное скромное благополучие? Кто имеет ум обманывать - или кто имеет глупость обманываться? Кто равнодушно принимает поклонение, презирая льстецов, - или кто подобострастно кланяется, смиряя свою ненависть? Только тот, кто стоит высоко, имеет возможность что-то совершить в жизни, влиять на нее. Иначе - затопчут тебя вместе с твоими благими намерениями и предложениями. Ведь каждый в жизни охраняет собственное благополучие и интересы - поэтому надо быть сильным, чтобы совершить что-то. А сила в человеческом обществе - это власть и деньги. Власть же по плечу только сильным. Повелевать людьми, внушать другим свою волю, добиваться исполнения ее - это тяжкий труд, далеко не каждому посильный. Это особый склад натуры; слабого такой груз отпугнет, оттолкнет. Только имеющий власть может что-то изменить, улучшить в обществе: он имеет для этого средства. Это мог император Петр, а вот чиновничек благодушный ни шипа не может изменить. Вот и получается, что куда ни кинь - но если ты личность сильная, энергичная, богатая, - то никуда, кроме карьеры, тебе не податься. И добро творить - надо для этого возможностей, власти творить его добиться, и личное благо урвать - опять же карьера, если не стезя тебе торговать, подкупать полицию и подличать перед всякой властью униженно; а это не по мне. Что ж; я потерял много времени для карьеры - но имею сейчас много опыта, целеустремленности, рассудительности. Еще есть время все наверстать. Да и - с самого низа как куда ни пойди - все наверх выйдет. Что ж мне, как Дмитревскому, в каторгу идти? Не хочу. Чего ради? Ах, Дмитревский, слушал я тебя некогда, да не послушал ты меня... Один ты был друг у меня... Что бы я ни отдал сейчас, чтоб вызволить тебя, помочь... Вот опять же - сила нужна для всего: имел бы я сейчас власть, влияние - и твою бы участь облегчил... Дитя мое наивное... Иной мой путь теперь, иной. Авось когда еще свидимся - сам поймешь, что за мной правда: за жизнью...

 

* 2. ПУТЬ НАВЕРХ *

 

Скромный чин. Вхождение

и_з_н_у_т_р_и_: 1. Полное подчинение всех страстей и желаний воле и рассудку. 2. Готовность на любые средства и поступки во имя цели. 3. Постоянный анализ поступков: разбор ошибок, учет удач. 4. Крепить в себе самообладание: терпение, волю, веру в успех. 5. Приучиться видеть в людях шахматные фигуры в твоей игре. 6. Голый прагматизм, избавление от совести и морали. 7. Овладение актерством: убедительно изображать нужные чувства. 8. Готовность и стойкое спокойствие к взлетам и неудачам. 9. Готовность и желание постоянной борьбы в движении к успеху. 10. Целеустремленность, равнодушие ко всему, что не способствует успеху. 11. Постоянная готовность использовать любой шанс, поиск любого шанса. 12. Беречь здоровье - залог сил, выносливости, самой жизни. с_н_а_р_у_ж_и_: 1. Позаботься о первом впечатлении от себя: оно многое определит. 2. Будь опрятен, аккуратен, подтянут - но без щегольства и претензий. 3. Будь скромен. Не заводи разговора первым. Не вылезай вперед. 4. Не выделяйся. Не будь первым ни в чем. Держись в тени. 5. Будь ровен, тих, неприметен, не весел и не грустен. Разделяй общее настроение - искренне, но скромно. Не раздражай веселых своим унынием, а хмурых - весельем. 6. Не проявляй инициативы. На работу не напрашивайся, от работы не бегай. Исполняй добросовестно и в срок - не лучше всех. 7. Ты не должен давать никаких поводов для зависти или жалости - ни достатком, ни успехом, ни перспективами, ни здоровьем. Помни: пока ты мелок и зависим от всех, тебе опасна неприязнь любого, нужно добиться доброго к себе отношения от всех. 8. Начни общение с человека маленького, забитого: он станет предан тебе бескорыстно во всем. 9. Не имей врагов. Не участвуй ни в чьей травле, если не уверился в ее полной для себя безвредности - и только если она тебе необходима для союза с другими. 10. Не излишне часто спрашивай совета в работе, выражая неуверенность, что сможешь достигнуть мастерства имярек: это располагает к тебе, говорит о значительности спрашиваемого и незначительности, но разумности, доброте, скромности твоей. 11. Изучай, изучай и еще раз изучай коллег и особенно начальство. Делайся преданнейшим другом человеку наиболее влиятельному и перспективному. 12. Будь собранием всех добродетелей - не подчеркивая, лишен всех пороков - неприметно; ты должен добиться, чтобы коллеги любили в тебе человека доброго, неглупого, отзывчивого, порядочного, приятного, - но неконкурентоспособного и незначительного. 13. Не торопись. Промах в начале пути особенно тяжело исправим.

 

Сносный чин

Б_и_б_л_и_о_т_е_к_а_ ч_е_с_т_о_л_ю_б_и_я_: "Никогда не быть бедным". Князь Талейран "Полное подчинение всех страстей и желаний воле и рассудку". Наполеон "В общество надо вкрасться, как чума, или врезаться, как пушечное ядро. Смотрите на людей как на лошадей, которых надо загонять и менять на станциях". Бальзак "Начальник есть данное богом данное начальство". Козьма Прутков "Лишь раболепная посредственность достигает всего". Бомарше "Умными мы называем людей, которые с нами соглашаются". Вильям Блейк "Для успеха по службе были нужны не усилия, не труды, не храбрость, не постоянство, а нужно было только умение обращаться с теми, кто вознаграждает за службу, - и он часто удивлялся своим быстрым успехам и тому, как другие могли не понимать этого". Граф Толстой И_з_у_ч_а_й_т_е_ ч_е_л_о_в_е_к_а_: 1. Внимательно наблюдайте: его лицо, фигуру, манеры и т.п. Физиогномика и психология - ваше постоянное оружие. 2. Узнайте о нем все: семья, прошлое, привычки, болезни, вкусы, увлечения, симпатии и антипатии, друзья и враги, дети и женщины, слабости и пороки, этапы карьеры, достаток, претензии, перспективы и т.д. 3. Старайтесь влезть в его шкуру, на все смотреть с его точки зрения, добивайтесь некоего слияния своей внутренней личности с его. 4. Думайте о нем постоянно, сопоставляйте, анализируйте, - лицо, возраст, фигуру, почерк, гороскоп, линии руки, обстоятельства рождения и женитьбы, привычку одеваться и т.п. 5. Сведите знакомство, лично или чье-то посредство (слуг, родственников, коллег) с кем-либо из его близких, родных, друзей. 6. Узнайте там, где он служил ранее, каков он был в иной роли и иных обстоятельствах. 7. Пользуйтесь каждой возможностью - и создавайте эти возможности сами, но незаметно - узнавать его мнение обо всем, и прежде всего - о нем самом: косвенно явствует из всех его высказываний. 8. Узнав о каком-то событии, старайтесь предугадать, вычислить его реакцию на это событие. Ошибки анализируйте, уточняя себе образ и характер этого человека. 9. Главное, что надо знать о человеке: а) чего он больше всего хочет, не хочет, любит, боится, уважает, презирает; б) каков он на самом деле, каким он сам себя представляет, каким его представляют другие, какими он представляет других; в) как, познав его, вызвать его любовь, ненависть, уважение, презрение, гнев, умиротворение, благодарность, страх, жалость. 10. И постоянно развивайте в себе интуицию, наблюдательность, умение сопоставлять и делать заключения, предвидя ситуацию.

 

Пристойный чин

Н_а_ч_а_л_ь_н_и_к_и_. 1. Сделавший карьеру с самого низа, трудно и медленно, в тяжелых условиях, сам всего добившийся, - умен, жесток, безжалостен, требователе, все может понять - но не снизойти. Не склонен прощать промахи. Грубую лесть не приемлет - это средство ему знакомо, с ним дает обратный эффект. Услуги и подарки принимает охотно, но благодарности не испытывает. Наиболее трудный тип: ведь то, что ты сейчас делаешь, ему знакомо по собственному опыту. Средства: образцовое исполнение своих обязанностей. Работа сверх меры, но без рекламы. Точное исполнение приказов, демонстративная безжалостность к себе и подчиненным. Изображаемый тип: ревностный служака. 2. Подлипала: сделавший карьеру снизу, прислуживая тянувшему его за собой хозяину. Наилучший тип - максимально предсказуем в действиях и реакциях: чванлив, заносчив, самолюбив, самодоволен, необразован, глуп, труслив, избегает инициативы и ответственности. Хорошо реагирует на неумеренную лесть. Подарки принимает как должное. Раболепие обожает. Опасность: хитер, осторожен, нерешителен, переменчив. Ревнует к вниманию своего хозяина. Слабость: робеет перед твоей связью с высокой персоной - дошедший до него слух об этом способен творить чудеса. 3. Выскочка: быстро взошел снизу благодаря случаю, обстоятельствам, удаче. Неплохой тип: не успел слишком озлобиться в борьбе, самоуверенность (от успехов) перемежается с неуверенностью (от недостатка знаний, опыта, привычки к своему положению). Благодарен за почтительную помощь и поддержку снизу: особенно ценит "даримые" идеи, сделанную подчиненным за него работу и т.п. Очень признателен за уверения в его полной компетентности, хвалы необычайным способностям, позволившим сделать быструю карьеру: может возражать, но душой жаждет убеждений в этом. Угодливости, дорогих подарков конфузится, не любит. Предпочитает подчиненных компетентных, с чувством собственного достоинства - при условии, что они умеют поставить себя ниже его. Способен на жалость, порыв, благородство, сочувствие: может войти в положение. 4. Высокопоставленный болван: солдафон, тупым усердием выслужившийся в генералы. Средство: беспрекословное подчинение в подражательном стиле. Будучи честным идиотом, он может сам рекомендовать вас выше. Если нет - перепрыгивать или огибать его, завязывая отношения с начальством через его голову. 5. Высокопоставленный бездельник: по происхождению баловень судьбы. Всю его работу мягко взять на себя - это он особенно ценит. Легко прибирается к рукам, ему можно внушить что угодно. Слабоволен, ибо более всего ценит покой и веселье. Изменчив, легкомыслен, непредусмотрителен. Подчиненных думает, что любит, хотя их не знает. Способен на благородные порывы - но и на полные низости. Ощущает себя настолько выше сортом подчиненных, что умиляется свое доброте, говоря с ними как с равными. 6. Сынок с хваткой: отпрыск могущественного лица, карьера которого намерена взойти к самым звездам, молодой богач с огромной перспективой. О! - за его спиной можно подняться ввысь, в него надо вцепляться, как блоха в собачий хвост, этот начальник может быть судьбой на всю жизнь. По неопытности и безнаказанности склонен к ошибкам. Ошибки эти брать на себя и других - прежде, чем он почувствует неловкость: не дать ему оконфузиться, на его ухабы подстилать собственную спину! Учить его - в форме вопросов, на которые сам предлагаешь варианты ответов, сомневаясь в своих действиях, - и таким образом освещать ему весь круг проблем. Заранее готовить запасные варианты по его ошибочным приказам - чтоб в первый же миг представить их как естественно входящие в ваши обязанности. Внушить ему, что служить под ним крайне легко и приятно: он дает инициативу, позволяет расти, побуждает к наилучшим решениям - а это-то и есть идеальный начальник: и посоветуется, и похвалит, и зажжет своей молодой энергией. 7. Пустое место: малоспособен, бесхарактерен, тих, добр, мягок, - сделал карьеру волею начальников, случайностей, отсутствия под рукой более подходящих кандидатов - за свое согласие со всеми, порядочность, отсутствие злых слухов, проступков и врагов, за хороший послужной список. Самой судьбой предназначен, чтобы выдоить его до конца и при возможности съесть. Основная черта - неспособен к организованному сопротивлению: податлив, робок. Обязывать его благодарностью, апеллировать к справедливости, демонстрировать свои невознагражденные добродетели. Прибирается к рукам полностью. Особенно ценен тем, что сам же будет хлопотать за тебя в верхах. Опасность: слабый характер, постоянно понуждаемый, может дать взрыв, подсознательно стремясь к освобождению. Не терять с ним бдительности, не пережимать, чтоб его деликатность всегда перевешивала внутреннее раздражение: пусть злится, но делает то, что тебе надо. Будь почтителен и осторожен - он злопамятен на обиду. Но даже не любя тебя, поступает так, как диктуют его представления о порядочном человеке, каковым он считает себя прежде всего. Поэтому с ним хорош полный диапазон: от слезных мольб до жестокого требования своих прав. Его возможный отказ заранее можно парировать заявление, что он откажет из личных чувств: этого он стесняется и поступает согласно вашей просьбе и даже в ущерб собственным интересам. 8. Отыгравшийся: уже готовится к отставке и пенсии. Слегка зол, что не достиг большего, печален, что конец. А) Подумывает о преемнике, о своей доброй памяти. - Умильно перенимать его опыт, на словах от преемничества отказываться, плакать о его доброте, незаменимости, мудрости. Б) Махнул на все рукой - "после нас хоть потоп". - Исподволь брать все вожжи самому, выполнять работу свою, его, - пусть себе бездельничает всласть. В) Самодурствует под конец. - Незаметно смягчать его приказы, облегчая участь прочих подчиненных, а ему хвалить его энергию: пение хвалы и полный саботаж с прицелом на то, чтоб удовлетворить своей деятельностью вышестоящее начальство. 9. Застрявший: давно рассчитывает на повышение. А) Всеми силами толкать его наверх, помогать ему, организовать кампанию по его выдвижению. - Либо займешь его место, либо он потащит тебя за собой. Б) Желание его выдвижения сделать видимым предлогом для своей активной деятельности - и использовать как отвлекающий момент, чтобы обойти по службе этот вросший пень. 10. Пониженный: видал лучшие виды, обижен, желчен, страдает, надеется вернуться обратно в высшие сферы. В тонкости дела не вникает, привык к иному размаху. Убеждать его в достоверных известиях и его скором повышении, петь дифирамбы, клясть несправедливость. Аналогично номеру девятому.

 

Изрядный чин

И_с_к_у_с_с_т_в_о_ л_е_с_т_и_. 1. Лесть должна казаться человеку правдой. Необходим индивидуальный подход: знать, каким человек считает себя сам - и каким он хочет себя считать. 2. Умелая лесть - сильное и безотказное средство. 3. Любую лесть проглотят тогда, когда уверены в вашем уме, доброжелательности, компетентности, бескорыстии. 4. Дураку годится и самая грубая лесть, граничащая с издевкой. 5. Умный и опытный, заметив лесть, настораживается и не доверяет вам более; лесть - это агрессия на коленях; умному надо льстить тонко и точно. 6. Лесть должна быть уместной - гармонировать с ситуацией и настроением. 7. Составляйте себе репутацию человека сдержанного, честного, нельстивого - тогда ваша лесть будет действовать сильнее и вернее. 8. Избегайте прямой лести - открытого восхваления и восхищения, если не убеждены полностью, что она уместна. 9. "Случайная лесть" - льстить за глаза так, чтоб человек "случайно" это подслушал. 10. "Косвенная лесть" - как бы передавать человеку мнение других, особенно тех, к кому он прислушался бы. 11. "Переданная лесть" - льстить за глаза близким ему людям, с расчетом, что они ему передадут. 12. Выражать желание когда-нибудь хоть приблизиться к его уровню достоинств. 13. Признаваться в доброй зависти: прямо - своей, косвенно - чьей-то зависти к его достоинствам и успехам. 14. Объявлять его примером для подражания: прямо - своим, косвенно - чьим-то. 15. Удивляться его мудрости, способностям, талантам и т.п. - без лестных слов. И_с_к_у_с_с_т_в_о_ к_л_е_в_е_т_ы_: 1. Осуждать "нелепый слух", излагая его содержание. 2. "Защищать" человека от слуха, излагая таковой. 3. Рассказывать "по великому секрету" тому, кто разнесет, - выдумывая надежный и непроверяемый источник и открещиваясь самому. 4. Наводящими вопросами побуждать чьего-то врага допускать предположения, и затем ссылаться на сего врага, делая его источником. 5. Приписывать человеку глубокую скрытность, притворство, тайные замыслы: подозрение, не имея явной пищи, само начнет толковать нейтральные факты и поступки в пользу обвинения. 6. Вытаскивать такие истории из прошлого человека, где уже нельзя определить и доказать истину, и толковать факты в неблаговидном свете. 7. Для реальных поступков человека находить низкие побуждения. 8. Приписывать ему зависть к собеседнику: этому верят особенно охотно. 9. Провоцировать его вопросами на неосторожные ответы и пересказывать их. 10. Заранее предсказать какой-то очевидный его поступок, представив его как следствие скверных, скрытых умыслов: сбывшись, такой поступок очень убеждает всех в правоте ваших суждений о нем. 11. Анонимные письма и доносы. 12. Подкупленные лжесвидетели, жалующиеся начальству, семье, друзьям и т.п. И_с_к_у_с_с_т_в_о_ и_н_т_р_и_г_и_: 1. Интрига - это такая игра в шахматы, где сражающиеся на доске фигуры воображают себя игроками, а двигающий их игрок остается невидим и неизвестен, пожиная все плоды победы. 2. Искусство интриги состоит в том, чтобы определить нужных людей, знать, как они поступят при соответствующих условиях и обстоятельствах, и эти поступки соединять, как звенья, в цепь, идущую от вас к вашей цели. 3. Преимущество интриги состоит в том, что люди, несравненно более могущественные, чем вы сами, добиваются ваших интересов со всем напором, полагая, что действуют в интересах собственных. 4. Тонкость интриги состоит в том, что каждый участник действия лично заинтересован в своих поступках, руководствуется собственными желаниями и страстями, и двигает механизм интриги в нужном вам направлении - даже вопреки своей выгоде. 5. Безопасность интриги заключается в том, что вы сами делаете лишь первые один или несколько ходов, невинных, незаметных и безопасных, а ко всему дальнейшему не только не имеете отношения, но даже напротив - можете выбрать такую линию поведения, чтобы в глазах окружающих выглядеть безупречно и осуждать тех, кто тратит силы в неблаговидных целях, ведущихся к нужной вам цели. 6. Надежность интриги заключается в том, что главную цепь действий можно подкрепить целым рядом запасных вариантов, а уязвимые узлы усилить дополнительно вовлекаемыми лицами. 7. Эффект интриги заключается в том, что в результате разных событий, к которым вы не имеете никакого отношения, вы получаете то, что вам нужно, сохраняя репутацию человека, который ничего не добивается и наверх не лезет. 8. Недоказуемость интриги в том, что лично вы не только ни в чем не можете быть признаны виновным, но и действительно не совершали абсолютно ничего неблаговидного, да и вовсе ничего не совершали, ваши слова и поступки сами по себе не имеют ни малейшего значения, а за действия людей, которые вам не подчинены, от вас не зависят, которых вы ни к чему не подстрекали - напротив, возможно предостерегали от того, что они стали делать далее, - вы за все это никак не можете отвечать. 9. Неотвратимость интриги в том, что вы в покое обдумываете все звенья и варианты, подготавливаете все действия незаметно для всех - а затем разом запускаете механизм, который люди уже не только не успевают остановить, но даже не могут увидеть целиком, в совокупности, всех частей, а видят лишь отдельные явления, внешне даже не связанные между собой. 10. Гарантия интриги в том, что у каждого человека есть слабые стороны, желания и страсти, грехи и мечты, каждый способен на какие-то предсказуемые шаги, каждого можно какими-то известиями и предупреждениями заставить сделать шаг, невинный и нетрудный для него сам по себе, но вызывающий чей-то следующий шаг.

 

Высокий чин

Ж_р_и_ и_х_ в_с_е_х_: 1. Избавляться от всех конкурентов: явных, скрытых и потенциальных. 2. Ставить невыполнимые задачи. 3. Перегружать работой. При жалобах - не давать работы и наказывать за безделье. 4. Поощрять их ошибочные действия до полного конфуза и провала. 5. Рекомендовать их в чужие ведомства и даже искать им там места. 6. Постоянно задевать их самолюбие, изводя им нервы. 7. Постоянно дергать их по пустякам, не давая работать. 8. Стравливать их друг с другом. 9. Подавать им надежды, не выполняя обещанного. 10. При увольнении провожать с почетом, с хорошими рекомендациями - дабы все знали, что лучше уйти, чем остаться. 11. Если его работа ладится - передать ее другому. 12. Успехи замалчивать, недостатки раздувать. 13. Постоянно приводить им в пример работников явно худших. 14. Найти темные пятна в их прошлом и настоящем. 15. Известить, что его место обещано другому. 16. Провоцировать на грубость и проступки. 17. Оказать "доверие", которое невозможно оправдать и даст повод для выговора. 18. Возложить ответственность за явно невыполнимое дело. 19. Склонить к служебному злоупотреблению - и раскрыть с позором. 20. Захваливать настолько, чтоб он явно не оправдывал похвал. 21. Ставить его под начальство его врага или завистника. 22. Дать ему в подчинение бездельника - и упрекать за неумение справиться с подчиненными. Н_е_ у_п_у_с_к_а_й_ с_в_о_е_г_о_: 1. Выгодная женитьба на деньгах, связях, положениях. 2. Не раскрывать душу никому: никому нельзя доверять. 3. Не быть мстительным и злопамятным: это отвлекает силы от пути наверх. Напротив, великодушие располагает к вам. 4. Богатеть любыми средствами. Скрыть богатство легче, чем бедность. Деньги позволяют управлять людьми, покупая им нужные вещи, удовольствия, услуги, посты. Любое предприятие нуждается в деньгах; отсутствие их подрывает самый гениальный план, заставляет упустить порой единственный шанс. 5, Польза от обладания суммой должна покрывать вред вашей репутации, нанесенной способом, каким эта сумма добыта: миллион покроет практически любые моральные издержки и откроет перед вами более дверей наверх, чем закрыло их приобретение. 6. Не будьте скаредны: умейте тратить много, чтобы получить больше. 7. Кажитесь цедры, но будьте расчетливы: скупость сохранит богатство, позволяющее щедрость, мотовство развеет его и уничтожит самую возможность щедрости. 8. Умейте внушать страх: люди ценят доброе расположение того, за кем знают силу и власть смять их, кого боялись бы иметь врагом, но пренебрегают тем, кто вообще добр и не может быть им опасен. 9. Всегда давайте подчиненным чувствовать пропасть между ними и собой. И только когда достигнете самых больших высот - иногда перешагивайте эту пропасть и держитесь на равных: тогда это уже будет восприниматься с восторгом и повышать ваш авторитет. 10. Демонстрируйте справедливость и доброту, публично помогая несчастным, которые абсолютно неопасны, пользуются жалостью окружающих и будут славить вас потом всю жизнь.

 

ВСЕМОГУЩИЙ ЧИН

В_о_л_к_ с_р_е_д_и_ в_о_л_к_о_в_. - Ну... здравствуй, Дмитревский. - Чему обязан, ваше высокопревосходительство? - И кандалов с тебя не сняли... - Да, и ковров не постелили в камере. - Что ж, и руки не подашь? - Немыты, ваше высокопревосходительство. Да и неловко в кандалах, знаете. Завтра поутру почтите ли присутствием? Будут давать небольшой спектакль со мной в главной роли. Прошу! Абонирую вам место в первом ряду у эшафота. Или кресло на помосте прикажете? - Перестань ерничать, Дмитревский... Ты что, не узнаешь? - Не имею чести. - Прошение о помиловании не подашь? - Нет, не подам. - Отчего? - Чтоб совесть вам облегчить. Что, мол, сам виноват. Ведь все равно повесите. Разве не так? - Может, и не так. - То-то: может... Не будем считать друг друга за дурачков, ваше высокопревосходительство. - Да оставь ты это "высокопревосходительство"!.. Дмитревский, ведь это же я к тебе пришел... - Зачем? - Не знаю... Сказать тебе многое надо... Не так-то все просто в жизни. - Вы не ко мне пришли. К своей совести. И все ответы мои сами знаете. - Тебе не страшно? - Нет. - А мне страшно. - Ничем не могу помочь. - Можешь. - Чем же? Утешить, что вы совершенно ни в чем не виновны, утвердив мой смертный приговор? - У тебя есть, может быть, последнее желание? Я сделаю все; исполню, передам. - Нет. - Хорошо... Тогда у меня есть... Ты можешь исполнить мою последнюю к тебе просьбу, Дмитревский? Ради тех далеких счастливых лет, когда я, щенок, был влюблен в тебя, смотрел тебе в рот? - Вы, кажется, решили исповедаться завтрашнему висельнику? - Не плюй мне в душу... это неблагородно, недостойно тебя. - Нет у вас души. И вообще - позвольте мне поспать. Тьфу, да что за иудины слезы! Утри сопли и ступай в свою резиденцию, лопух эдакий! - Друг милый, ведь ничего у меня теперь не остается в жизни, ничего!.. ведь ненавижу я их всех, ненавижу!.. как же это так вышло... - Да? Пиши приказ о моем освобождении - и бежим. А? - Невозможно. - Отчего? - Я всего себя отдал за эту карьеру. От меня уже ничего не осталось. Понимаешь - ведь человек тех любит, кто его любит. Вот я каждого, каждого, с кем жизнь сводила, не просто обольщал - а чем-то и любил. Насильно. Дружил. Улыбался. Старался все лучшее в нем видеть - иначе ведь вынести невозможно. И вышло - что каждому отрезал я ломоть от любви своей. От души своей. Всех их любил, кого друзьями себе сделал, подлецов, эгоистов, сановников, дураков... и себе уже ничего не осталось. - Видишь, какая у нас многозначительная ситуация, да? - мертвый вешает живого. Достойно немецких романтиков. - Как ты можешь шутить? - А я - живой. И любовь отдал тем, кого любил. И жизнь - тому, во что верил. - А я ведь тебе завидую, Дмитревский. - Врешь. Себе врешь. Ты завидуешь только тем, кто сильнее и богаче тебя. - Когда-то, много лет назад, я мечтал, что стану богатым, сильным, - и при случае помогу тебе, спасу... - Ценю благие намерения. А что же потом? Что теперь? - А потом... Чем выше поднимаешься, тем беспощаднее борьба, смертельнее вражда, каждый старается уничтожить каждого, кто может ему помешать. Пока однажды не почувствуешь, что что ты готов своими руками убить любого, лишь бы подняться еще на одну ступеньку: все прочее не имеет уже для тебя цены. И вот тогда ты готов, созрел для постоянной карьеры. - Поздравляю. - Но я никогда не мог бы подумать, что это может быть так буквально. Ведь я не хотел, клянусь тебе... Я не знаю, как это сложилось... клянусь тебе всем святым, что я не хотел, не хотел дойти до того, чтобы казнить человека, которого боготворил! - Ладно; облегчу твою душу... Я тоже никогда не хотел быть повешенным. И никогда не хотел быть в каторге. Не хотел быть нищим, не хотел болеть чахоткой. Когда я первый раз попал в Акатуй, я ночами в изумлении спрашивал себя: как же это вышло?.. Да, я имею идеалы, верю в иное и лучшее будущее, хочу способствовать его приходу - но не апостол я, нет! Я тоже хочу любви, счастья, благополучия, хочу иметь семью, детей, хочу работать и не бегать вечно от полиции. Видно, наши желания всегда заводят нас дальше, чем мы сами предполагаем. - Как странно слышать это от тебя... В тридцать лет я думал точно так же... и тогда я сделал выбор. - И вот ты здесь. - И вот мы оба здесь. Но ужас в том, что я прав! Я, подлец, живу и властвую! А ты, святой, принимаешь смерть. Значит, правда жизни на моей стороне? - Тогда почему ты жалуешься мне на свою жизнь, а не я тебе? Почему мне нечего исправлять в своей жизни, а тебе твоя противна? - Потому что умереть святым проще, чем жить грешником. - Красивые слова... Я помню твои юношеские письма. Ты все тогда правильно понимал. Просто духу у тебя не хватило, урвать свой кусок захотелось. - Разве это такой большой грех? - Нет. Только не плачь теперь. В конце концов, это меня завтра вешают, а не тебя. - Откуда у тебя столько духа? - А я верю в то, что больше, значительнее меня. А все, что дорого тебе, - существует для тебя одного. После меня останется дело, а после тебя - только деньги и ордена. - Обречено твое дело, ничего ты не изменишь в мире, люди таковы, каковы они есть, неужели ты не понимаешь?! - Совсем ты поглупел. Вечно мое дело, бессмертно, непобедимо! Уж если лучшие из людей всегда всем жертвовали, и жизнью самой, за это дело, - значит, ценность его выше твоей бренной житейской выгоды, а? Значит, есть счастье высшее, чем грызть ближнего и возвыситься над ним, а? Так-то. Иди, иди. И распорядись дать мне утром чистую рубаху и побрить. Ну, ступай, бедолага.

 

* 3. А БЫЛ ЛИ МАЛЬЧИК? *

 

175 см. Жена

- Милочка, ты прости мне мои откровенности... нервы совсем расшалились... ах, налей еще, налей. Мы же с тобой с детства дружим, ты же знаешь, я всегда рассудительной была... а сейчас и не знаю, что и делать... я с ума сойду! С ума сойду, если хоть с тобой не поделюсь... Ой, ерунда, про любовниц его я давно знаю, и актриску эту подлую содержит... сначала плакала, потом рукой махнула, что ж делать, все они такие; и дети растут, куда я денусь... я понимала всегда прекрасно, что он из выгоды на мне женился, такой видный, красивый... а он кого хочешь обольстить умеет, уговорит, уломает, внушит что угодно, - особенно если сама в это верить хочешь... Не бьет, как ты могла подумать!.. ах, что я опять вру, уже ведь и руку поднимал, и слова говорил такие, такие, что подумать страшно... Я уж и с этим смирилась, мало ли как в семье бывает; и вдруг последнее время совсем все ужасно стало... Встань пожалуйста, душечка. Прошу тебя, на минутку. Вот. Не удивляйся... Мы же с тобой всегда одного рост были, правда? О, не смотри на меня так, я нормальна, нормальна, не сумасшедшая я! Скажи... я ведь не стала больше... ну, выше - не стала, нет? Вот слушай. Это все так началось: он в присутствие одевается, мундир надевает новый - а рукава длинны. Он загорячился - и Павлуше, камердинеру, в ухо и стукнул. Ведь уже много лет шьется ему все по одной мерке, он совсем не толстеет, не меняется, такой же красивый... изверг... Мундир тот же час подкоротили. Портного привезли, тот кается... А он и на меня ногами затопал - при людях прямо: я же за всем в доме следить должна, он так завел; а что, говорит, тебе еще делать... и слова ужасные... ну, не буду, не буду, все уже. А назавтра фрак одевает в собрание ехать вечером - и снова та же история... Павлуше лицо в кровь разбил, портной уж на коленках ползал: а мне... на меня... водички подай, да. Я мышьяку принять хотела... всему предел есть. Никакой радости не осталось, дети чужие растут, злые, в доме страх всегда, копейки на расходы нет... вот - выйди замуж за бедного и благородного, так сама станешь бедной и благородной: ему честь, а тебе горе. А вечером он ко мне в спальню мириться пришел. Бледный, несчастный, дрожит, лица нет. Господи, когда он добрый бывает - да я всю жизнь, всю кровь ему отдам, лучше него нет человека на свете! А ведь вначале он всегда был такой... И вот, ночью... муж ведь, милочка, ты понимаешь, есть много, как бы это сказать... примет разных... Ведь после свадьбы, первое-то время, это такое счастье было, все как сейчас живое помнится. И вот у меня ощущение возникло, словно... словно он поменьше как бы стал. Как же редко, думаю, он ко мне приходит, что я уже и забывать его как мужа стала. А назавтра он так злобно на меня посмотрел: что, говорит, вытаращилась, кукла чертова? А я смотрю и плачу, так люблю его... А после этих слов вспомнила сомнения ночные: он ведь раньше такой большой казался мне, высокий, сильный. А тут как пелена с глаз: и вовсе не такой большой он. Нет, не маленький, но - обычный. Обычный. Я на него всегда снизу вверх заглядывала, на цыпочки привставала, а тут стою рядом - и ничего такого. Вот что называется ослепление юности, любовь... Средь всех он мне выше всех казался - а теперь вижу: многие и выше есть. А он и говорит: что-то ты, матушка, вовсе стала костлява и долговяза. Растешь на старости лет, что ли? И это при лакеях! У меня как в голове закружилось - и при докторе только в себя пришла. Доктор успокоил, прописал нервы лечить: на воды, говорит, необходимо ехать. Да ведь эти доктора, они правды больному никогда не скажут. Он уехал, я все свои платья старые перемеряла, которые прислуге не отдала - и не пойму: то ли длинны оттого, что похудела сильно, а то ли... ведь невозможно... А на него как посмотрю... и страх во мне... Он же Николая, лакея комнатного, на полголовы выше был - а нынче подает ему Николай халат - а роста-то они одного! Одного, как есть! Я Николаю допрос вчинила, а он смеется: барин наш, отвечает, орел, как раньше, а может, еще выше, а Павлуша разгильдяй, а портной пьяница, они сами повинились. Ну?! Я до чего дошла: в гардеробной его стала рукава и панталоны длиной сравнивать... не сходятся!! А Павлуша говорит: что вы, барыня, это ведь моды меняются, ныне короче носят, чем допреже, а его превосходительство должен во всем образцом быть и идеалом... ...Я уж без опия и спать не могу. Платья перешивать не успеваю, так худею. Куска проглотить не могу. До чего дошло: сын его целует, а я в ужас: да он скоро с сыном одного роста будет! Лишь потом сообразила: сын-то растет, тянется сейчас быстро, скоро юноша. Милочка, может, ты мне француза своего доктора посоветуешь? Немцы эти совсем ничего не понимают. Может, это у меня от женских неурядиц все? Ведь в желтый дом угожу, или чахотка съест... И мысль еще страшная гложет: уж не специально ли он все эти сцены подстроил, чтоб мое сумасшествие доказать или вовсе сжить со свету? А сам после на Белопольской женится... Ведь словно одна я ума и зрения лишилась, а прочие-то все нормальны, видят все как есть! Совсем худо мне, милая... Может, за границу одной поехать, в Швейцарию? Или Баден-Баден...

 

165 см. Друг

- А ведь в одних номерах жили; обед в трактире брали на двоих один; да... А теперь допустить до себя не велит, даже в день ангела поздравить. Я понимаю: государственная персона. Но ведь - на десять шагов не приближает никого! Входит куда - один впереди, все толпой позади на двадцать шагов. А уж ручку пожать удостоить - только сидя: два пальчика протянет из креслица - тот переломится, пожмет с чувством и в поклоне к двери убирается. Гордость, говоришь. Кхе... Ну, ты уж только - никому!.. Он почему так прямо держится, каблучки поларшинные, нос вверх? - чтоб выше быть, вот почему. А сам-то вовсе невысок, как будет залой проходить - приглядись внимательней. Невысок, низок даже! Пусть нормальный, не в том суть. Только - я-то помню же, я ему шинель некогда одалживал, на службу полтора года в одну дверь ходили, - он высокий был! Верно говорю, гвардейского росту, вершков девять, а то и все десять! Ей-богу, я крест приму! Вот потому и держится всегда один, от всех поодаль, что не заметить этого было в сравнении с прочими. Поэтому и служащих своих старинных всех поувольнял - да не просто, а так задвинул, что кто в Омске, кто в Томске, кто в Тифлисе - подалее, долой. Хотя, говорят, наградных дал щедро, чтоб не обижались и молчали, но главное - чтоб не было рядом тех, кто его еще знал другим, высоким. Потому, брат, и старых друзей к себе не допускает: боится, стыдится, опасается - вдруг конфуз, слухи компрометирующие, бестактный вопрос. Далеко ли до скандала... Вот оттого и сердит часто стал, ногами топает, - нервничает. То ко двору представляться, то чиновник с особым поручением от государя жалует - самое время разворачиваться! И вдруг - такая беда, что рост все меньше да меньше! А ведь одно дело назначить на большой пост человека видного, осанистого, значительного, а другое - маленького да писклявого... А он так сумел себя поставить, на таком счету при дворе, что всегда им довольны - умеет угодить да угадать. И какие враги ему козни строили, какие недоброжелатели были влиятельные и злобные, - всех обошел, смял, обдурил, всех выше поднялся. Узнают они теперь - вой поднимут, осмеют, в отставку уйти заставят! Так что обижаться на него нельзя. Такое несчастье... Лучше уж несправедливым прослыть, высокомерным, страх и ненависть внушить, - да только чтоб про слабость его не прознали, это конец. Потому и выезжать перестал, на балы больным сказывается, общение прекратил, - никто похвалиться не может, что рядом с ним был, говорил запросто. Занятостью объясняет, здоровьем, праведностью натуры: мол, все в работе, уединение и книги предпочитает, развлечений чужд... Ага! - я-то его помню чиновником мелким: услужлив, общителен, веселье всегда разделит... а порой такие кутежи начальству устраивал, все умел достать, и цыгане, и женщины, и главное - никакой огласки, все шито-крыто! Так что я не обижаюсь, что увольняют меня из службы. Дело свое исполнял исправно, в дурном не замечался... разве что подольститься не умел. Конечно: я его бедным знал, помогал, чем мог, и поэтому теперь я человек для него нежелательный - могу сказать не то, знакомством скомпрометировать, старое напомнить... не должен быть большой человек знаком с таким ничтожеством, как я. Не может он иметь со мной ничего общего, даже в прошлом. Так что прощай, брат. Уеду к себе в Малороссию, в деревеньку... может, женюсь еще, детишек нарожу. А все же как вспомнишь иногда ночью, не спится, как мы с ним некогда в холодном номере один горшок щей трактирских ели... и слеза прошибает. Хороший был человек.

 

150 см. Слуга

- Ты как смеешь, холоп, смерд, такие вещи поганым своим языком молоть, а?! Ну что "вашскородие", "вашскородие"? Молчи, подлец! Тут тебе полицейский околоток, а не кабак! Вы, ребята, выйдите-ка: это дело государственным пахнет, я с ним, ракальей, один на один говорить буду. Да я таких вещей и повторить не смею, не то что записать. Двери плотнее затворите! Ну, вставай с колен, хватит. Пропойца, босяк, ты как смеешь лгать, что в доме самого его высокопревосходительства служил? Врешь, сукин кот! я узнавал: ответили, что знать такого не знают! Ну, так кто тебя надоумил говорить, что его высокопревосходительство... прости, госссподи, слова мои грешные... что он карлой стал? А?! Что портной в доме живет и каждый день ему платье другое шьет? Что каждый день измеряется - все меньше и меньше? Да счас я тебе дам промеж глаз - ты у меня разом меньше мыши станешь! Ты подумай дубовой своей башкой: а как он с людьми-то говорит? Ах, через двери. И еще из постели лежа, далее порога не пускает. Ну, ты артист. И ноги, значит, со стула до полу не достают? И обедать изволит в пустой столовой за закрытыми дверьми? И с женой... не твоего ума дело, негодяй! Ты хоть понимаешь, что ты с ума спятил? А в присутствие... карету к подъезду подают, и никто не видит, как он садится? Складно! А на службе из нее выходит - тоже всем приказано подалее быть и не смотреть? А посетители что, слепые? Ах, издали, стол специальный ему сделали, маленький, чтоб не понять было. И потому, говоришь, никто его не видит. А зачем тебе, козявке, его видеть? С тебя знать достаточно, что он есть, обязанности свои, самим государем определенные, исполняет и бдит о тебе денно и нощно. Он не фигляр, чтоб твари всякой на глаза выставляться. Ты над кем насмешки допускаешь, злодей! Значит, он уже и до дверных ручек еле достает, и на цыпочки поднимается, чтобы на стол заглянуть, и под стул прячется, если ненароком зайдет кто... и ест мало, как ребенок, - а на что ему много есть? Ты что гогочешь? Ах-ха-ха-ха! Тьфу на тебя... ха-ха-ха! Значит, бегает по резиденции его высокопревосходительство в аршин ростом, носом на столы натыкается, на детской мебели сидит... Пятнадцать лет у него служил? И слуг он всех рассчитал? Ну, я тебя сейчас иначе рассчитаю, вложу розгами ума через заднее-то место. И - по этапу, по этапу тебя вышлю, сочинителя...

 

70 см. Спаситель

- Не любо - не слушай, а врать не мешай. Да и не вру я, братцы, вот как на духу. Я с детства вырезывать из дерева любил, пошел за папашей по столярной части, и мастерскую он мне оставил, царство небесное покойнику... ну, да не об том речь. А только начал для забавы фигурки разные резать, на Сенном рынке сбывала их лотошница, - а кончил тем, что фигуры делал в модные магазины на Невский. И были мои фигуры лучше парижских или немецких. Лицо из цветного воска, парик натуральный, - как живые. Дело собственное имел и доход, двух мастеров держал, пять учеников. И вот заходят двое - господа. Вежливые, ласковые. А у меня вывеска была, золотом. И говорят: а можешь такую-то куклу изладить, чтоб за шаг от живой не отличить? А я - гоголем: хоть турецкого султана, хоть мать его. Говорят: заказ очень важный, надо, чтоб никто не знал ничего. Ни ученики, ни жена даже. Плата - тысяча серебром. Засомневался я, да ведь это три с половиной тыщи ассигнациями. Обговорили размеры все, изделал я фигуру - на шарнирах, любую позу принимает. Огромная у меня тогда способность была... Потом они мне рисунков нанесли - какое лицо должно быть. С лицом я долго мучился, из глины раз десять переделывал, все их не устраивало. Четыре месяца всего работал без продыху. Уж так придирались - к каждому волоску. Бородавку на щеке - и то сколько раз переделывал. Но - угодил. А зачем - не говорят. Ладно - ваши деньги, мой молчок. Похвалили они, сказали - завтра придут забирать, и деньги завтра... А только ночью стук в дверь: по мою душу... Ты такой-то? - Я. - Пошли. - В карету, с боков зажали - и ночью через весь город. А карета без окон. Вот так: отлеталась пташечка... Привозят: крепость. Выходи. Я было в ноги - а меня по рылу. Наковали железы - да в камеру. В каком же таком, думаю, деле я оказался? Трижды в день еду мне в окошечко ставят, да по утрам парашу забирают. Тишина, и камень кругом. За окном птички поют, а не видно: железным листом окно забрано. Ну, да это все известное дело, что говорить. А когда царь преставился и новый царь стал (про то я после узнал), перевезли меня в тюрьму, да по этапу в каторгу: бессрочный особого разряда, родства не помнящий. А я и рад не помнить: молчу, чтоб хуже не было; сообразил, что молчать уж лучше... А в каторге уже, в Краснокаменецком остроге, был у нас один из благородных. При лазарете, доктор бывший. Я занемог раз, попал в лазарет, а потом кормился долго там, помогал ему. Он без креста был, но человек в остальном неплохой, понимающий. И оказалось, братцы, что страдаем мы с ним по одному делу. Во, а? Он доктором был при одном высоком генерале. Генерал в большой силе был, лично к царю приближен. И напала на него болезнь: стал расти обратно - уменьшаться. Доктор его и так и сяк: уменьшается! Росту он был огромного, пока до нормального уменьшался - все ничего. Может, кто и подметил - да молчал. Чтоб большой генерал тебя из жизни выкинул - ему много росту не надо. Со страху да выгоды и карлика великаном именуют. Но дело совсем плохо стало: уменьшается генерал да уменьшается. Уж под столом проходит: аршин росточку. Это уже скандал невиданный и оскорбление генеральского чина. Чего делать? Генерал службу бросать не хочет: жалко ему. Его сам царь знает и ценит. И хочет новые высокие должности дать. А царю перечить нельзя. Как про такое доложишь? Огорчится он за любимца, и навечно ты за такую новость в немилость впадешь. А главное - генерал свою беду от всех скрывает. Работу за него подчиненные делают. Он им за то - награды. Повысится - и за собой повысит. Им тоже невыгодно его терять: со старым-то хозяином спелись, а нового еще как найдешь. А прознают враги генерала про такое его уменьшение - сразу его без масла сожрут. И умы нельзя смущать такими чудесами и безобразиями: уважений не станет к генералам и к власти, если они могут в аршин ростом быть. Но иногда же надо людям показаться: хоть в карете по городу, хоть с балкона. Не то слухи пойдут - и рога тебе придумают, и что с ложки кормят, и из ума выжил, и вообще помер, мол, да это скрывают. Понял, куда я гну? Вот для чего куклу я делал. Одели ее в генеральское - и показывали иногда, чтоб сомнений не возникало. Не ответит - что ж, думает. Не встанет - устал. Потом, говорят, механизм к ней сладили, что и садится и встает сама, руку поднять может. Движения неловкие? А ревматизм, сустав болят, в молодости в военных походах застудил. И все отлично. Он себе управляет по-прежнему, награды получает, ослушников наказывает, в чинах растет. А что ростом с кошку - то никому не ведомо, фигура за столом - а он сидит под столом и приказы пишет. Пустят посетителя - развернет фигуру в кресле спиной к нему, бумагу ей в руки вложит - мол, занят, читает: а сам говорит из-под стола. Посетитель стоит у дверей, трясется: горд генерал, сердит, раз не повернется. Утром фигуру - на службу в карете, вечером - домой. Сопровождает ее огромный адъютант, а сам генерал под его шинелью-то и прячется, за пазухой тот его проносит на место. Адъютанту зачем выдавать? Ему хорошо, а чуть брякнет - разжалуют приказом в солдаты, да на войну. Тайна. Вот для тайны меня-то в бессрочную и укатали. И доктора, что лечить его пробовал, - тоже, с которым мы встретились. А каторжному кто поверит? Ты вот веришь? Ну и дурак. Дай ножик, я тебе сейчас такую куклу вырежу, что ты не видал никогда...

 

15 см. Любовница

- А говорят, ты с ним была когда-то, - правда, аль брешут? А правда, что ты в хоре тогда пела, и плясала? И квартира твоя была на Подъяческой? А потом тебя отовсюду... и к нам сюда... да ты не обижайся. А он тогда нормальный был? А девки говорили, он с огурец ростом, вершка четыре: такого наплели - и смехота, и срамота... мы все утро смеялись. А он тебе денег много давал? Конечно: граф... Эх, мне бы такого, я б сейчас в собственной карете ездила, а не здесь, по десяти гостей за вечер принимала. Правда - любила?.. Первый... вот оно как. Не плачь - ему-то небось счас хуже, чем нам. Говорили - на службу его телохранитель в кармане носит. А в кабинете посадит осторожненько на стол, а там столик, стульчик - кукольные. Бумажка нарезана с почтовую марку, перышки воробьиные точены - и он приказы пишет. А чиновники их в увеличительное стекло читают и исполняют. А буковки-то крохотные, не разобрать, да и головка у него, как у голубка, разве такой головкой сообразишь что? Вот и пишет каракульки, а чиновники делают, что хотят, а ему врут все, что исполняют. А он как проверит? Ему и самому все равно, абы жить, как живет, в своей должности. Как представлю себе жизнь эту... бедненький! Дети в гимназию уходят - пальчиком его тронут за плечико, - мол, до свиданья! Жена его, небось, в тарелке купает по субботам, кончиком пальца намыленным... ха-ха-ха! Маникюрными ножничками подстригает - боится головенку отстричь. Слушай, а как они спят-то? Ха-ха-ха! Ой, па-адумайте, цаца какая, оскорбили слух ейный. А как он у детей уроки проверяет? Бегает по тетрадке и буквы по одной читает? Да, тут деткам не скажешь - берите пример с папочки... уж лучше сума да тюрьма. А в кабинете его, говорят, огромное увеличительное стекло, и в него его рассматривают - и он размером для посетителя как настоящий. А шьет на него одна модистка - как на куколку. Ордена у него - дак ему такой орден и на спиночку не взвалить, крошечке. Кушает ложечкой для соли из кофейных блюдечек, они как миска огромная ему. Про другое уж не говорю. А верно говорят, что он до баб охоч был? А что ж теперь? - такая неприличность, тьфу! Умора. Девки за кофеем так хохотали про это, такого напредставляли безобразия, как он кого к себе на ночь требует да что делает... бегает и бесится гномик... мерзость какая. Я б на месте графини его в банку посадила да смотрела, и все. А все же - богатство, честь, есть-пить сладко, жить в палатах. А ты б согласилась быть с огурец, а жить в чести и богатстве? Я - да. А вдруг птица склюнет? Или кошка съест? Или в чашку с водой упадет - да и утонет? Это ж любой враг - щелк по голове, и нет тебя! И, говорят, он многих подозревает: чуть заподозрил - сразу в Сибирь! Никто при нем долго не держится. Я б на их месте его выбросила на помойку, и дело с концом, да у них порода такая: подслужиться надо, хоть ты с перст ростом, а раз начальник - служат тебе. Представляешь: стоит перед ним здоровенный гренадер, а он на столе своем ножками топает, потом двумя ручками за волосок в усах гренадерских ухватится - и ну вырывать! Да я б в него плюнула - и снесло б его в окно! Да... а если настоящий, большой усы вырывать станет - это еще хуже, больно, вырвет все... уж лучше этот, игрушечный... да уж больно обидно от него, козявки, терпеть! Слышь - а говорят еще, что он не один такой!.. Это у них, у графьев и министров, есть такая болезнь специяльная, открыли ее. В булочной сказывали утром, что многие из них такие, потому и не показываются никому. И поэтому и злобствуют против народа и своих же, что боятся, как бы не случилось что с ними. А чем держаться-то им? Только страхом! Пока боятся его - и рады, что он не показывается, и трогать его никто не смеет. А тронешь - и нету его, болезного. Не, она врать не станет, у ее нитка жемчужная им подарена, и к завтраку на извозчике приехала, прямо от него, глаза так и вертятся от удивления. Хотела я еще, говорит, ему ротик зажать - да в карман, и сюда привезти, - вот бы потеха была! Да боязно. Чего - бабушкины сказки? Саму ее почал, до желтого билета довел, - это не сказки? А сказали бы тебе в хоре твоем, когда и квартира, и карета, и граф в полюбовниках, что девкой в трехрублевом заведении будешь, - что, поверила бы? Все в жизни бывает, люди зря говорить не станут.

 

0,0. Память

- Половой, еще пару чаю! А кенарь-то распелся, а, шельмец!.. Дак вот, робяты, што я вам скажу: на самом-то деле все это сказки. Почему? Да потому, што на самом-то деле его и не было вовсе на свете никогда. Ты обожди мне кукиш совать, а то сам и выкусишь. Ну чего - памятник? Памятник можно и Бове-королевичу поставить, а кто того Бову самого видел? То-то. Я твои байки уже слыхал. Что делается он меньше да меньше, что носят его в мыльнице, что кричит он в специальный рупор бумажный, а человек ухо приставит и еле слышит, что разглядывают его в подзорное стекло, стал он с наперсток, потом с муравья, а потом такая соринка, что и не разглядеть. И значит, по-твоему, что чиновники сами пишут за него приказы, офицеры сами отдают команды, все все сами делают, а кланяются пустому креслу и ему и служат. А если так, то они и раньше, значит, могли без него обойтись, верно? Вот и обходились. Нет такого закона в природе, чтоб человек уменьшался! А вот чтоб его вовсе не было - такой закон есть. А еще есть такой закон, что каждый норовит лучший кусок ухватить... а ну положь мой расстегай, ишь разинул пасть-то! Дак вот: эти, которые чиновники и офицера-генералы, каждый сам хочет на то кресло сесть, а других не пустить. И вот никто из них одолеть не может: другому помешать еще есть силы, а самому занять - уже нет. И тогда они договариваются: пусть считается, что кто-то его занял, придуманный, несуществующий - ни нашим, ни вашим, никому не обидно. А дело, мол, будем делать, как и раньше делали. Отсюда и сказки про исчезнувшего начальника, которого на самом деле никогда не было, а только кресло пустое. Понял? Плати за сахар, раз понял, без сахара пущай исчезнувший пьет.

 

 

 

 

               Copyright©   Натали Богданова
               Web-design   Майрам Варданян
                  Москва, 2002-2004

 

Сайт создан в системе uCoz